Обшаровка

История возникновения села Обшаровка

С 1690 года в 100 километрах ниже Самары, на правом берегу Волги, нестройными улицами с покривившимися избенками стояло село Костычи.

Крестьяне жили там бедно, истощенные земли не давали урожая. Поэтому все взрослые мужчины уходили летом на заработки: одни становились бурлаками, другие сгоняли вниз по Волге плоты, третьи работали в каменоломнях. Измученные они поздней осенью пешком возвращались домой.

Мужики собирались на берегу Волги и вели разговор о своей тяжелой доле. Взоры их всегда были устремлены на левый берег Волги. Знали, что плодородные земли степного Заволжья богаты разнотравьем, что на пустующих землях можно получать прекрасные урожаи зерна.

Выбрали мужики ходоков, подписали прошение сходов, начали хождение по мукам: из села в уезд, из уезда в губернию, из губернии в Петербург. Долго бились мужики о стены бюрократических учреждений, наконец, добились. Было разрешено переселение на казенные земли левого берега с наделом на каждую мужицкую душу по три десятины.

Началось «великое» переселение. Через Волгу плыли лодки, загруженные всяким скарбом, лошадьми, коровами, свиньями, курами. По реке слышалось многоголосое ржание, мычание, блеяние и пение. Это был радостный шум, вселяющий в людей великие надежды на лучшее будущее.

На левом берегу переселенцы разбили палатки, к зиме соорудили множество землянок, а кое-кто перевез свои старые дома и поставил их на новом месте. Образовавшееся село назвали Новые Костычи.

С конца XVIII века село было причислено к Сызранскому уезду Симбирской губернии. Раскинулось оно на берегу небольшой речушки Ерыклы. В половодье Волга широко разливалась на 4-5 километров почти до нового поселка. Одним концом Новые Костычи упирались в большой Оренбургский тракт, по которому все лето шли гурты рогатого скота, табуны лошадей, отары овец, направлявшиеся в Москву и другие промышленные центры России. Большой Оренбургский тракт имел в ширину от 200 до 300 метров, и скот, проходивший по нему, питался подножным кормом. Через каждые 25 километров были вырыты государственные колодцы для водопоя скота. Зимой по этому тракту шли конные обозы, груженные рыбой из Уральска, мясом и хлебом из Оренбурга и других сел, разбросанных на необъятной степной равнине.

Раскол в русской церкви и образование старообрядческих течений в России в конце 90-х годов XVIII столетия дошел и до села Новые Костычи. Раскол в это село занесен из села Рачейки Сызранского уезда Симбирской губернии. Переселение жителей из Рачейки, среди которых были раскольники из общины федосеевцев (старообрядцы Поморского толка безбрачного согласия), на настоящее место произошло в конце 90-х годов XVIII века, после того, как было узнано или обшарено ими приволье в лугах и довольство в земле. С тех пор к наименованию Новые Костычи стали присоединять — Обшаровка.

На рубеже XIX–XX веков в Обшаровке трудился известный иконописец, старообрядец поморского согласия, Т. С. Новиков.

Строительство железной дороги

Во времена царствования Александра II Россия расправила крылья и устремилась на Восток. Молодой промышленности нужны были новые рынки сбыта, и в апреле 1875 года началось колоссальное строительство железнодорожной ветви на всем протяжении от Сызрани до Оренбурга. 12 августа в Самаре раздался свисток локомотива. Пришла пора покорить красавицу Волгу.

В 22 верстах от старинного булгарского города Сызрань, через село Батраки стали строить мост. Навстречу прокладывалась железная дорога от Самары до местечка под странным названием Обшаровка. Оставалось совсем немного: соединить Обшаровку и Батраки. И на левом берегу произошла закладка первой станции Самаро–Оренбургской железной дороги, которой дали название «Обшаровка».

Создание железнодорожной станции придало значительный импульс развитию села.

Само строительство моста было начато 18 августа 1877 года и закончено 20 августа 1880. Открытие моста было приурочено к 25-летию царствования Императора Александра II Освободителя.

20 августа 1880 мост был пущен в эксплуатацию, тогда по протяженности пролетов он занимал первое место в Европе и шестое место в мире.

Из воспоминаний жителя села Обшаровка Бориса Васильевича Пудовкина: «Село росло быстро, население его увеличивалось, этому способствовали большие массивы земли, которые не были заселены до 40 км в сторону от Волги.

Эти земли осваивались, засеивались, причем большие массивы принадлежали богатым людям, известным в селе по нескольким фамилиям, как Калмыковы, Еремины, Зотовы, Романеевы и др. Все остальные крестьяне жили не бедно, много было середняков и зажиточных, имевших по паре лошадей, овец, свиней и другую живность.

Все строения в селе в основном деревянные. Крестьянская изба делилась на две части — переднюю и заднюю. В передней ставилась голландская печь из кирпича, иногда с железным коробом для прочности и хорошей отдачи в дом тепла. В задней части делались полати.

В соседнем селе Тростянке река была перепружена второй плотиной и за ней стояли кузницы.

Та часть села, которая шла вдоль речек Ерыклы и Тростянки заканчивалась банями, которых было много, у большинства крестьян свои.

Полая вода во время разлива Волги весной, подходила прямо к селу. Заливала большие пойменные луга, где после спада воды вырастали высокие травы, которые скашивали на сено для корма скоту, хотя оно было мягким, душистым, но не особо питательным и уступало сену степному»

Обшаровка в начале XX века

К началу XX века с. Обшаровка являлось одним из самых крупных селений губернии. В нем насчитывалось 1059 дворов и проживало 5528 жителей (2654 мужчин и 2874 женщин). Имелось 4 школы: церковно-учительская, образцовая 3-классная при церковно-учительской, министерские — мужская и женская.

Так же действовали земская станция, приемный покой, фельдшер и две фельдшерицы, ветврач и фельдшер, агроном уездного земства, волостное правление, урядник, аптека. Хозяйственный облик села определяли 22 мельницы, 2 кожных, 4 овчинных и 3 кирпичных завода, 7 кузниц, ярмарки.

Из воспоминаний жителя села Б. В. Пудовкина: «В селе было две церкви. Одна православная высокая из красного кирпича. Позади нее находилась женская гимназия. В одном ряду с гимназией стояли дома, где жили священники — Свешников и Щербаков. На Советской улице стояла вторая церковь — Старообрядческая.

Примерно сзади этой церкви была большая плотина, запрудившая реку, на которой стояла деревянная трехэтажная водяная мельница.

Кроме того, в этом же конце села были моленные дома сектантов. Причем в одной секте была наставницей женщина — Балясова.

Село было большое, в нем было четыре школы. Начальные школы и школа семилетка. Эта школа была построена до революции недалеко от церкви в центре села. Школа была деревянная, одноэтажная с коридором, стены которого обделаны деревянными панелями. Были кассы и учительская комната. Школа и все постройки были покрашены желтой краской, и поэтому она называлась «Желтой школой».

Ещё была школа семилетка железнодорожная и находилась она на станции. Высшее начальное училище, организованное после революции на базе женской гимназии, просуществовало недолго, было закрыто.

Начальные обе школы находились в двухэтажных кирпичных домах. Оба здания начальных школ раньше принадлежали богатым людям села, и, хотя они имели номера, их просто называли Завьяловская и Калмыковская.

В центре села была базарная площадь, где в воскресные дни съезжались крестьяне, продавая плоды своих трудов.

От базарной площади шли еще три улицы, перпендикулярно центральным, которые назывались «Юрловки».

Рядом с базарной площадью был построен еще до революции на средства крестьян Народный дом им. Н. В. Гоголя. После революции он использовался как клуб, который играл большую культурно-просветительную роль. В первые годы после революции в него приезжало много артистов-гастролеров.

Этому способствовало то, что село было на железнодорожной станции и в публике никогда недостатка не было. Спустя несколько лет в этом же клубе стали демонстрировать кинофильмы.

Ещё до октябрьской революции в селе была построена больница. Она находилась на горе, совершенно изолированно от села. Вся больница была обнесена деревянным забором.

В общем, по тем временам, село было хорошо благоустроенным. Была почта, аптека, пункт ветеринарной помощи с ветфельдшером.

Недалеко от больницы находилось православное кладбище. Оно было огорожено и обрыто канавой, чтоб не заходил скот. В конце села в Тростянке было старообрядческое кладбище.

В этой же „земельной даче“ были владения графа В. Г. Орлова, имелись три хутора. На реках Ерыкла и Тростянка были построены мельницы. Основа хозяйствования — земледелие, хлебная и рыбная торговля. Хлеб возили на продажу в г. Уральск. В Волге и речках ловили белугу, осетров, стерлядь, «белорыбу» и продавали в соседних городах.

Позже основным занятием для крестьян стало сельское хозяйство, а зимой они находили себе работу на железной дороге и на асфальтовом заводе.

1 августа 1914 года десятник Арефьев вручил мужикам мобилизационные повестки. Кулаки скупали пустующие земли.

Хорошие постройки — дома, некоторые сараи были покрыты кровлями из досок распиленных бревен. Только один дом в моей памяти в селе был покрыт камышом, это дом пастуха, жившего бедно, т. к. платили им мало и, как во многих селах, кормили пастуха и подпаска — вечером после того, как они пригоняли стадо поочередно; нынче у одних, завтра у других и т. д.

Зажиточность крестьян села, объяснялась ещё и тем, что многие из них были из Костычей т. е. села, где много садов. Это у них осталось, а условия и расположение села — Обшаровки позволяло заниматься садоводством. Село тянулось вдоль реки Ерыкла, среди которой был небольшой островок, весь засажен садами нескольких хозяев.

Всего сады в Обшаровке занимали площадь в 5000 сотенных десятин.

Кроме того, часть села была расположена под горой, которая тянулась довольно далеко примерно километра два, и вся она находилась сзади подворий крестьян, которые всю гору по ее склону засадили садами.

Сады были все обгорожены плетневыми изгородями, а иногда частоколом. Один конец села шел к станции железной дороге и поднимался на гору до самой станции, а одна улица от подъема на гору шла под горой и упиралась в полотно железной дороги. Называлась она Михеевкой видимо потому, что там жил когда-то артист Михеев, игравший в Самарском драмтеатре.

За линией железной дороги протекала речка Ерыкла, вдоль которой тянулись сады. Там был сад этого артиста. Летом он часто приезжал, жил в саду и рыбачил с лодки. Мне приходилось его видеть не один раз, т. к. я тоже любил рыбную ловлю.

Второй конец села шел в другую сторону по направлению к Волге, а потом поворачивал вдоль другой реки Тростянки, которая тянулась на несколько километров, но была не проточная, а стояла как пруд, так как была запружена плотиной. Вода в нее заходила только весной во время разлива Волги. Если идти вдоль этой реки, то через 5 км будет село Тростянка, которая является выселками уже из Обшаровки.

Ещё дальше по этой реке есть село Мосты (сейчас уже нет — прим. ред.), а еще дальше Якобьевка. Все эти села находятся на небольшом расстоянии от Волги. Все имеют фруктовые сады.

Все крестьяне занимались индивидуальным сельским хозяйством, жили хорошо, в достатке, так как земли было достаточно.

Окрестности Обшаровки в сторону полей, в степь были в природном отношении не интересными, а вот за речкой Ерыклой были луга, небольшой дубовый лесок «Махошкин», за ним было озеро «Веретенное» длинное, но не широкое, заросшее камышом. За этим озером идут небольшие луга, проходит полотно железной дороги от волжского моста до нашей станции.

Насыпь полотна делалась из грунта, который брали рядом, образуя выемки, которые были засажены деревьями. В этих выемках под деревьями росли грибы, но их было немного.

Озера и дорога проходила к большим заливным лугам, которые назывались „Займище“ т. к. их весной заливала Волжская вода.

В займище нам давали делянки лугов, на которых мы косили и сушили сено»

Обшаровка в революционные и послереволюционные годы

После февральской революции 1917 года в Обшаровке была создана партийная ячейка, которая призывала крестьян вступать в ряды партии большевиков. В ноябре состоялись первые выборы в Обшаровский сельский Совет. Общее собрание проходило в клубе им. Н. В. Гоголя, на нём впервые присутствовали и женщины. Собрание постановило признать советскую власть и приняло первые ее декреты. Первым председателем сельского Совета был избран Иван Акимович Лычев, секретарем — В. С. Новиков.

Весной 1918 года начался известный мятеж белочехов. Мятежники заняли Сызрань, вышли к Волге, к железнодорожному мосту. Навстречу им из Иващенково выехал отряд красногвардейцев, а следом прибыл отряд самарских рабочих под командованием Озолина.

Утром 1 июня белочехи пошли в атаку, пустив в ход пушки и пулеметы. Их пехоту сопровождал бронепоезд. Со станции Обшаровка ему навстречу был пущен старый паровоз. Произошло столкновение, бронепоезд был остановлен. Вечером белочехи перешли мост и ворвались в Обшаровку.

В августе 1918 года создается восточный фронт под командованием Михаила Тухачевского, организуется Волжская военная флотилия. 3 октября дивизия Гая Дмитриевича Гая, преследуя отступающих белочехов, подошла к железному мосту через Волгу. 4 октября отступающие мятежники взорвали второй и третий пролеты моста. В марте 1919 года мост был восстановлен.

В 1919 году по решению Самарского Губкома партии в Обшаровке создается районный партийный комитет и проходит первая районная партийная конференция. В этом же году в селе была организована комсомольская организация, первым секретарем которой стал Михаил Козлов.

Обшаровка в годы коллективизации

Из воспоминаний жителя села Б. В. Пудовкина: «Вспоминаю 1924 год, когда весной был очень большой разлив Волги. В некоторые годы вода довольно часто подходила к селу, а в этот год даже залила часть села. Это низкую его часть — Тростянку.

К селу подходили небольшие пароходы. За мою жизнь в селе это было один раз. В этот год пострадало много садов, которые вымокли и потом засохли.

В те времена, когда мы жили в селе, ходил дачный поезд, утром от Сызрани до Самары и шел вечером обратно.

В годы коллективизации в село ежегодно приезжали различные заготовители, которые покупали у крестьян вишню и отправляли ее в вагонах по железной дороге в Оренбург, где в степях не было садов, а основная масса отправлялась в Омск, Иркутск н вплоть до Читы в Забайкалье.

Некоторые заготовители привозили банки, сахар, котлы для варки варенья, которое также отправлялось в дальние города.

Этот период был трудным для крестьян села, т. к. в одно время поспевала в садах вишня, а в поле рожь, и у большинства крестьян не хватало рабочих рук. Приходилось нанимать женщин, приезжавших специально в это время из-за Волги из малоземельных сел и деревень жать рожь серпами, т. к. техники было мало, вязать снопы сжатого хлеба машинами — жатками или лобогрейками, которые сами не связывали снопы, а только сжинали хлеб и сбрасывали кучки, связать снопы надо было руками. Если семья сама не справлялась с уборкой хлеба, то приходилось нанимать женщин стричь вишню.

Вот эти факторы и обуславливали зажиточность крестьян, которые впоследствии привели к репрессиям по отношению к ним, как к людям, пользовавшимся наемным трудом.

Село было большое, тянулось от станции железной дороги до другого конца на пять километров и насчитывалось жителей до 18 тысяч человек. Главная улица была Советская, шла во все село, вдоль ее, ближе к реке Ерыкле, тянулась улица Набережная, а ближе к горе — Крестьянская.

В центре села была базарная площадь, где по воскресеньям съезжался базар. Здесь находилась лавка, магазины. Один магазин был в двухэтажном кирпичном доме, верх занимала контора Потребительского общества. В селе было несколько магазинов потребкооперации.

Трудным временем для села и его жителей был период коллективизации. Многих зажиточных крестьян лишили права голоса и стали выселять и увозить в Архангельскую область. За ночь выселяли по 50–60 семей.

Моей матери, как депутату Сельского совета, пришлось многое пережить. Много она слез, пролила вместе с теми, кого выселяли, так как была против выселения.

С этим не был согласен и председатель Волисполкома Митрофанов Степан Дмитриевич, которого впоследствии освободили от работы, и, кажется, исключили из партии.

В этот же период организовали пять колхозов в одном селе, так как сразу освоить такую махину было трудно. Через три года колхозы объединили в один колхоз «Большевик», а после войны вскоре из колхоза сделали совхоз»

Экономическая и транспортная характеристика села

В начале XX века село тянулось вдоль железной дороги на расстоянии 7 километров. Главнейшим занятием являлось земледелие, которое не только целиком удовлетворяло внутрирайонные потребности, но давало известные излишки для вывоза. Довольно сильно развито садоводство и отчасти бахчеводство.

В районе станции Обшаровка имелось 130 промысловых артелей, где были заняты 150 рабочих, и одиночные кустари.

На станции Обшаровка было оборотное депо. В основном были паровозы серии «ОВ». Сама станция располагалась на крутом повороте и подъеме. Всегда требовались толкачи.

В 1898 году станция Обшаровка была 4-го класса, с одним станционным зданием площадью 24,31 квадратных метров и четырьмя деревянными домами для работников станции. Сама станция была расположена в овраге. Имела 5 путей в пассажирском парке и 12 путей в товарном.

В 1928 году депо сломали, а в 1932 построили новую станцию, которая и сейчас расположена на новом месте.

В 1940 году станция в основном перевозила сельскохозяйственные грузы, продукты, машины, трактора. В настоящее время станция также располагает семью путями. Основная работа станций: погрузка, выгрузка и продажа билетов.

Путь от Обшаровки до Самары составляет 72 версты (≈ 77 км).

Железнодорожная станция Обшаровка представляла собой двухэтажное деревянное здание вокзала, внизу располагались зал для пассажиров, билетная касса, комната телеграфистов и дежурного по вокзалу.

 

На втором этаже была квартира. У вокзала был деревянный перрон. Недалеко стояла кирпичная водонапорная башня и несколько складов для грузов. Впоследствии станцию перенесли на полтора километра дальше, а на ее месте был построен элеватор, а еще позже Абразивный завод.

 

Несколько лет на берегу Волги стояла пристань местной линии пароходов во время летней навигации. Пароходы курсировали от Самары до Приволжья.

 

Через линию железной дороги был переезд. У него стояла будка Зекина, её называли так по фамилии обходчика железнодорожных путей, жившего в ней.

 

Возле будки был колодезь с холодной и приятной водой. За переездом располагались небольшие луга, кое-где старые заброшенные сады

Бывшее здание школы в с. Обшаровка
Бывшее здание школы в с. Обшаровка

Содержание

Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Запинить