Скиталец Степан Гаврилович

Скиталец Степан Гаврилович

Степан Гаврилович Петров (1869–1941) — писатель, поэт и прозаик. Родился у самой великой реки Волги в селе Обшаровка Приволжского района Самарской губернии 15 октября 1869 года и прожил большую плодотворную жизнь. Отец его, Гаврила Петрович Петров, из крепостных, отслуживший в царской Армии, безногий отставной солдат, песенник и знаменитый в округе гусляр, оказал большое влияние на всю дальнейшую жизнь и деятельность сына.

У его отца было множество профессий: был солдатом, целовальником.

Целовальник — должностное лицо, в Русском государстве XV–XVIII веков. Избирался из посадских людей или черносошных крестьян для выполнения различных финансовых или судебных обязанностей. Клялся честно выполнять их (целовал крест)

Впоследствии Степан Гаврилович неоднократно брал характер отца в качестве прототипа героев своих произведений, посвятил ему в «Воспоминаниях» слова сыновней признательности.

Почему «Скиталец»?

Псевдоним «Скиталец» оправдан всей трудной жизнью писателя. Выучившись игре на гуслях, он стал постоянным спутником отца в его странствиях. Скитания начались с раннего детства. Ещё ребенком писатель обошел почти всё Поволжье и занимался сбором скудного гонорара, зачастую вымаливая жалкие гроши. Постоянные переезды семьи, отец гнался за призрачной удачей, никогда не теряя надежды ее догнать.

Степана часто оставляли в Обшаровке на попечении бабушки по материнской линии — талантливой сказочницы. Именно «она своими сказками, кротким своим характером и всей своей благородной личностью внушила писателю на всю жизнь любовь к поэзии, ко всему прекрасному и все те лучшие человеческие чувства, каких потом не могли вытравить ни школа, ни люди, ни жизнь…» Много позднее в своеобразной автобиографической трилогии «Воспоминания» («Утро жизни», «Семинария», «Юность»), которая создавалась в 1916–1918 годах, он так говорил о ней:

«Народных сказок она знала великое множество и умела рассказывать их артистически, великолепным языком, в лицах, с пением и прибаутками…»

Степан Гаврилович, подражая A. M. Пешкову, взял себе литературный псевдоним «Скиталец» и печатал под ним все свои произведения.

Детство и юношество

Очень рано у Степана появились способности будущего писателя: читать он начал с 5 лет, писать стихи с 12 лет. В 14 лет написал поэму, принятую было в печать, но запрещенную царской цензурой; после чего он начал писать только «для себя», а печататься начал только после 25-летнего возраста.

Закончил двухклассовое сельское училище.

С 1885 по 1887 годы Петров-Скиталец учился в Самарской учительской семинарии, где он познакомился с русской классикой в стихах, подражал Некрасову, Кольцову, Никитину. Любовь к фольклору, русской народной песне, будущий поэт унаследовал от своей бабушки и родного отца. Семинарию закончить Скитальцу не удалось: его исключили в 1887 году из последнего класса «за политическую неблагодарность».

В 1887 году Степану Гавриловичу довелось встретиться с юным В. И. Лениным, который оценил его как талантливого поэта. Как и Горькому, Скитальцу пришлось завершить «свои университеты» в самой жизни.

С 1897 по 1900 годы Скиталец жил в Самаре, где активно сотрудничал в «Самарской газете». Печатал стихотворные фельетоны, в которых едко изобличал отцов города, уродливые проявления быта и нравов власть имущих. В ней же печатаются его рассказы, поэмы, легенды и сказки.

В молодом писателе A. M. Горький прозорливо угадал незаурядное дарование и постоянно оказывал ему моральную поддержку. Особенно в своих произведениях Скиталец воспевал красоту Волги, красоту волжской природы, красоту Жигулей. Его друзья называли певцом Волги. Им написаны замечательные произведения — поэмы, воспевающие Волгу, Жигули и Самару, такие как «Самарские строки» и «Волжские легенды», где кроме воспевания Волги и Жигулей воспевается борец за народ — Степан Тимофеевич Разин.

Поэма «Волжские легенды» Скитальцем была написана в 1898 г. Он пишет:

Нет лучше волжской стороны!
Не надоест и Волга взглядом —
Дивятся все ее наряду,
Когда придет пора весны!

Как разодеты берега!
Каким зеленым изумрудом! —
Оно зальет леса, луга,
И нет конца ее причудам!…

Весна пройдет — и уж опять
Она не та, опять другая,
Между песков приляжет спать —
И будет грустная такая!

Зимой оденется кругом
В холодный лед зелено-синий,
Покрывались снега серебром,
А на лесах повиснет иней…

И будут песни распевать
Кругом над ней седые вьюги,
И будешь все ты тосковать
О ней, как будто о подруге.

Не только всяк, родясь на ней,
Жить без нее уже не может,
Но и чужих она людей,
К себе, как девка приворожит…

И далее — все также — какая красота!

Волжская земля предстает в произведениях Скитальца в самых разнообразных значениях: от прямого до обобщенно-символического. Она выступает у него хранительницей исторических преданий в таких произведениях, как «Лес разгорался», «Утес Стеньки Разина», «Полевой суд», «Кандалы».

Во всех его произведениях выступает образ волжской земли.

Творчество Скитальца

Известность для Скитальца приходит в 1900 году с выходом в свет его рассказа «Октава». Публикует наиболее яркие свои рассказы: «Октава», «Сквозь строй», «Композитор», «Миньона», «Любовь декоратора».

Широкую известность получили стихотворения: «Кузнец», «Гусляр», «Нет я не с вами», «Тихо стало кругом», «Колокола».

Герои его произведений — люди «дна», но им не чужды идеалы добра и красоты. Они ищут смысл жизни, как Захарыч в «Октаве», жаждут красоты, как деревенский кузнец Назар в «Икаре», потративший все семейные сбережения на прекрасную фарфоровую статуэтку.

В 1901 году его арестовывают вместе с Горьким за революционную пропаганду среди рабочих, заключение в нижегородской тюрьме завершается ссылкой в родную Обшаровку.

Вся жизнь и творчество Скитальца периода революции 1905–1907 годов — это активный протест, призыв к борьбе. Поражение революции решительно повлияло на жизнь и творчество писателя. Он уходит от активной литературной и общественной жизни. В какой-то степени этому способствовала женитьба в 1907 г. на Александре Николаевне Ананьевой — слабое здоровье жены требует постоянного внимания писателя, принуждает к частым и длительным заграничным поездкам. Переживая творческий кризис и душевный разлад, он надолго умолкает в литературе.

В 1921 году эмигрировал в Харбину. В этом «русском Китае» он жил и работал до 1934 года, до возвращения домой, в Россию. В длинной череде его эмигрантских лет выделяются контакты с японской общественностью. Скиталец выезжал в Японию как полпред российской словесности с увлекательными лекциями о выдающихся русских писателях, с которыми ему довелось близко общаться и дружить.

В «русском Китае» Скиталец чувствовал себя не очень-то уютно. И поэтому не раз зондировал возможность возвращения в Россию. Главный редактор газеты «Волжская коммуна Константин Шестаков собрал материал под названием «Нет лучше волжской стороны…» с подзаголовком «Скиталец в Самаре», которая была опубликована в 1989 году. В ней автор размышляет о том, как свершилось возвращение Скитальца к родным берегам.

22 апреля 1934 года Скиталец опубликовал в «Литературной газете» открытое письмо, в котором благодарил правительство за помощь в возращении на родину.

Есть у Скитальца стихотворное произведение «Гусляр», к которому он возвращался чуть ли не на протяжении всей творческой жизни. Написано оно было в 1901 году, а последние изменения писатель вносил незадолго до кончины в 1941 году.

Гусли звонкие рокочут и звенят,
Про веселье чистой трелью говорят.
Мысли-песни напеваю я струнам,
Вольный ветер их разносит по полям.

Я иду, накинув белый мой наряд,
Гусли звонкие рокочут и звенят!
Гусли-мысли да веселых песен дар
Дал в наследство мне мой батюшка-гусляр.

Гусляром быть доля выпала и мне —
Веять песни по родимой стороне.

В 1941 году, незадолго до смерти, писатель заканчивает большой роман «Кандалы». И этот роман был последним крупным произведением писателя.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Запинить