Давыдовка

Основание

Возникновение села Давыдовки историки относят к 1797 году.

Указом Екатерины II тайному советнику Антипу Михайловичу Рачинскому было пожаловано на Луговой (левой) стороне Волги Хвалынского уезда Саратовской губернии земельный участок в размере 3402 десятины 388 сажен (приблизительно 4500 гектаров).

В 90-х годах XVIII столетия эта благодатная земля оказалась собственностью тамбовского помещика Федора Андреевича Давыдова, который имел военный чин полковника, участвовал в подавлении пугачевского восстания в Поволжье и хорошо был знаком с этим богатым краем. Он перевел сюда крестьян из своих деревень и основал сельцо Красный Затон. Это название полностью соответствовало его живописнейшему местоположению.

И вот недалеко от Волги, на берегу Безымянного озера вырос помещичий дом, деревянный, одноэтажный, с большими окнами, обращенным на юго-восток с длинной галереей, с которой открывался вид на озеро. В стороне от барской усадьбы выстроились в две линии избы крестьян, надворные постройки для скота. Крестьяне строили новые помещения барской усадьбы, осваивали целину. Был заложен фруктовый сад.  Давыдов в селе был лишь наездами. В 1824 году он продал село саратовскому дворянину Пустошкину Ефрему Любимовичу, который переехал сюда на постоянное жительство и развил здесь активную хозяйственную деятельность.

Наследник усадьбы Григорий Ефремович Пустошкин

В начале 30-х годов хозяин усадьбы умер. По его завещанию деревня Красный Затон перешла к сыну — Григорию Ефремовичу Пустошкину. Наследник оказался еще более предприимчивым, чем его отец: он значительно расширил и благоустроил свои владения, поднял новые массивы целинных земель вплоть до реки Чагры, начал работы по лесонасаждению.

У помещиков Толстых, проживших в г. Симбирске, Григорий Ефремович покупает деревню Сергеевку (она же Толстовка). В собственность Пустошкина переходили, как говорилось в купчей крепости, «все дворовые люди и крепостные крестьяне мужского пола с их женами, вдовами, девками, детьми, пасынками, внучатами и приемышами, с господским и крестьянским строением, со скотом, с лесами, полями, лугами, крестьянским хлебом». За все это Пустошкин уплатил 150 тысяч рублей.

Крестьянский бунт

Не обошлось без волнений. Крестьяне пытались откупиться от старых и новых хозяев, но те не пошли на это. В 1833 году селяне подняли бунт. Его организаторами явились староста Павлов Артамон и Спиридонов Петр. Бунт с помощью жандармов был подавлен. После пыток и избиений Петр Спиридонов умер, а Павлов Артамон, по всей вероятности, был сослан в Сибирь.

Обретя свободу рук, помещик занялся расширением производства зерна, шерсти, обширной торговлей, наращивал свой капитал. На крутом берегу Волги сооружаются зернохранилища. Сюда причаливали баржи, трюмы которых заполнялись зерном. Налаживается производство кирпича, строятся служебные помещения, скотные дворы, погреба, мельница. К 1837 году завершилось строительство барского дома. Выглядел он внушительно. Фасад был обращен на север — к озеру. Центральная часть состояла из двух этажей с шатровой крышей, из которой можно было обозревать окрестности, и над которой возвышалась башенка. К центральной части дома примыкали крылья. Дом не отличался архитектурной изысканностью, но сделан был прочно, на века.

За сравнительно короткий срок поместье помещика было приведено в образцовый порядок. Крепостные же жили в тесных, убогих избушках. Все свободное ото сна время они проводили в работах на помещика и, только в последнюю очередь, на себя. Продолжительность жизни их была крайне низка. В 1841 году было всего 7 мужчин, достигших 60 лет, а женщин такого возраста и того меньше. Чрезвычайно высокой была детская смертность. Медицинская помощь крестьянам не оказывалась. О народном просвещении тогда и речи не было. Судьба крепостных всецело была в руках помещика. Браки совершались только с его благословения.

За нарушение установленного помещиком порядка, его правил, виновные строго наказывались. В ход пускались плети, штрафы, рекрутство. В рекруты были отданы Фомин Федор тридцати трех лет, Гусев Павел – двадцати шести. У того и другого остались семьи.

В 1842 году помещик покупает село Пензино (Абашево), подмосковное село Богородское, дом в самой Москве. В 1852 году Пустошкин имел уже 10 тысяч десятин земли и владел 1056 ревизскими душами. Его владения раскинулись от Волги в степь на 30-35 верст. Зиму Григорий Ефремович проводил теперь в Москве. Свою единственную дочь Александру он выдал замуж за князя Волконского и стал заметной фигурой среди избранных мира того.

Новая хозяйка поместья и отмена крепостного права

21 марта 1857 года Григорий Ефремович Пустошкин умер. Полновластной хозяйкой поместья стала его супруга Екатерина Васильевна. Ее правой рукой явился старший сын Василий Григорьевич. Как и его отец, он был предприимчивым, расчетливым, умелым хозяином. В 1852 году он получил гражданский чин коллежского секретаря.

В марте 1861 года в Давыдовке состоялся сход крепостных крестьян, на котором сам помещик, дьякон Софьинского прихода и волостной старшина объявили об отмене крепостного права. Но крепостные сразу не становились ни свободными людьми, ни собственниками земельных наделов. Им следовало заключить с помещиками выкупную сделку. А до этого они считались «временнообязанными» и должны были по-прежнему нести повинности в пользу помещика.

В Давыдовке в то время было 146 крестьянских и 32 дворовых мужских души. На душу полагалось от 1 десятины 1600 сажен (низший предел) до 5 десятин (высший). На душевный надел имели право только крестьяне. Дворяне такого права не имели. Крестьянам была выделена самая худшая земля площадью 104 десятин. За полученную землю в свое полное пользование они должны были платить оброк в размере 7 р. 30 к. с души, да еще плюс 6 процентов годовых.

Реформа 1861 года открыла путь бурному развитию всех форм и методов капиталистического хозяйствования. Василий Григорьевич взял их на вооружение. Он использует все источники, которые могли давать доход. Интенсивно распахивает целинные земли, вводит многопольный севооборот, применяет органические и минеральные удобрения. Ведет обширную торговлю хлебом, скотом, лесом. Сдаются в аренду водоемы и лесные вырубки.

Пустошкин расширяет лесонасаждения, развивает вблизи села сосновые и березовые аллеи, закладывает сохранившийся и до наших дней сосновый бор.

Татьяна Владимировна и Ефрем Васильевич Пустошкины

В 1890 году Василий Григорьевич Пустошкин умирает. Ведение хозяйства переходит к его вдове — тихой, набожной, но довольно скупой Татьяне Владимировне. Ее поверенным становится старший сын Ефрем. Младший Матвей служил на Черноморском флоте. В звании мичмана он вышел в отставку и работал земским начальником четвертого участка Николаевского уезда Самарской губернии.

Кроме двоих сыновей у Татьяны Владимировны были три дочери. Варвара, Дарья и Надежда. К моменту смерти отца все они, и довольно удачно, вышли замуж. Младшая Надежда, правда, вопреки воле родителей, вышла замуж по любви за сына небогатого помещика Льва Ивановича Сергиевского, ставшего впоследствии известным в крае профессором-офтальмологом.

Во владениях Пустошкиных трудилось много рабочих. Только в Давыдовской экономии в 1896 году было 120 рабочих, включая прислугу. Возможно, их было не меньше и в двух других экономиях: Абашевской и Софьинской.

Ефрем Васильевич Пустошкин был многоодаренной личностью, сыном своего времени, помещиком, окончательно порвавшим с крепостничеством и не скрывавшим своего либерализма, склонности к прогрессивным преобразованиям на селе.

В молодости он много путешествовал. Побывал в Германии, во Франции, в Италии. Он много читал, хорошо разбирался в экономических вопросах. В его обширной библиотеке были произведения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Гончарова, Некрасова, Горького. Его любимым писателем был Толстой.

Вел Пустошкин холостой образ жизни. У него была одна внебрачная (от экономки) дочь Катя. Летом он жил в деревне, на зиму уезжал в Москву. Был прост и неприхотлив. Не любил роскоши. В обращении с рабочими и крестьянами старался быть сдержанным, не позволял себе грубости. Впрочем, это не мешало ему учинять строгий спрос с нерадивых работников.

Ефрему Васильевичу были близки проблемы улучшения жизни селян. Он ввел в обычай подселение к одиноким людям (старикам, старушкам) молодых работников, на плечи которых со временем ложилось ведение хозяйства в сиротевшем доме. Он часто сам являлся к счастливо разрешившейся роженице с букетом цветов и поздравлял ее.

Церковно-приходская школа для крестьянских детей

В 1892 году, благодаря заботам Пустошкина, в селе была открыта церковно-приходская школа для крестьянских детей. Размещалась она в деревянном доме. На её сооружение было затрачено 2 тысячи рублей.

В одной комнате обучались сразу два класса. Обучала детей одна учительница. Ежемесячный оклад ее составлял 15 рублей.

Закон божий и церковное пение преподавал священник (два раза в неделю). Хозяйственными делами школы ведал попечитель из крестьян.

Учебный год начинался 9 сентября и продолжался до 22 апреля (по старому стилю). Детей зачисляли в школу по желанию родителей. В 1894 году в школе учились 59 учеников, в их числе только 13 девочек. В том же году было начато и вскоре завершено строительство двухэтажного больничного корпуса по проекту архитектора Леднева.

Оздоровление и просвещение села

Врач Шестакова Лидия Арсентьевна и ранее начавшая свою деятельность учительница Бурмистрова Александра Демьяновна сыграли большую роль в оздоровлении и просвещении села. С их именами связана и организация политического кружка, в который вначале входили Кирилл Козлов, Ефим Козлов, Федор Дьяков, фельдшер Кайкова Клавдия Севастьяновна, а потом и некоторые другие. Члены кружка тайно собирались в квартире врача, читали и обсуждали запрещенную литературу. В доме Лидии Арсентьевны часто скрывался от преследования ее брат — Шестаков Владимир Арсентьевич, который, судя по его взглядам, был левым эсером.

Квартира врача была под негласным надзором. Соседи–помещики настоятельно советовали Пустошкину «разорить это осиное гнездо», но он сделал это только после того, как крестьяне стали открыто бунтовать и самовольно рубить лес. В 1908 году с ведома помещика Лидия Арсентьевна была выслана в г. Бугульму Уфимской губернии. Кружок после этого прекратил свое существование.

Государственная деятельность Ефрема Васильевича Пустошкина

Ефрем Васильевич Пустошкин был видным государственным и общественным деятелем. Он являлся председателем земской управы Николаевского уезда, председателем дворянства Самарского уезда, почетным мировым судьей (наряду с такими известными людьми, как граф Орлов-Давыдов и Григорий Сергеевич Аксаков — бывший губернатор Самары, сын С. Г.  Аксакова).

Одновременно Пустошкин был председателем Совета Самарского сельскохозяйственного общества и Почетным блюстителем Симбирской Мариинской женской гимназии. Ефрем Васильевич избирался депутатом III и IV Государственных Дум.

Крепло помещичье хозяйство, крепли, пусть хоть и не так заметно, и некоторые крестьянские хозяйства.

В годы столыпинских преобразований 40 семей из Давыдовки уехали искать счастья на новых землях в Сибири, но многие из них, не выдержав тамошних условий, вернулись обратно.

Первая мировая война в Давыдовке

Большими бедами для села обернулась Первая мировая война. На неё было мобилизовано около половины мужского населения, а также большое количество лошадей.

В Давыдовку вскоре доставили большую партию пленных австрийцев. Они работали в обширном хозяйстве помещика, а жили в бараке, который ныне является сельским Домом культуры.

Известие об отречении Николая II в феврале 1917 года пришло в Давыдовку только летом. Начались митинги, волнения, деление по партиям и движениям. На одном из многочисленных сходов было принято решение о разделе помещичьей земли и о поддержке большевиков.

К Пустошкину пришла тогда группа сельчан и потребовала передать им значительную часть его земли. «Подождите немного, — сказал им Ефрем Васильевич, — скоро вся земля станет вашей». Вскоре после февральской революции он уехал в Москву и больше в Давыдовку не возвращался. Поговаривали, что он пытался эмигрировать из России, но вернулся и был репрессирован.

Провозглашение сельской советской власти

Октябрь 1917 года пришел в село вместе с отрядом чапаевской дивизии, во главе которого стояли Баулин, Копенкин и Шевелев. Здесь произошло братание красноармейцев с солдатами, охранявшими усадьбу помещика. На митинге была провозглашена Советская власть. Первым председателем сельской советской власти стал фронтовик Кабанов Матвей Васильевич.

Вскоре была образована комиссия из крестьян по выдаче продовольствия остронуждающимся семьям из запасов имени Пустошкина. В неё вошли Аверин А. Г., Шишкин К. И., Тарасов Г. М. и Кабанов Ф. П.

Когда началась Гражданская война, в Давыдовку приехали эмиссары из чапаевской дивизии для набора добровольцев. В отряд, который возглавлял Баулин, вошли Миронов Г. А., Дьяков Ф. М., Симонов В. А., Баринов Ф. А., Гусев В. А. Вскоре в схватке с белогвардейцами погиб Василий Симонов.

Летом 1918 года в селе был образован комитет бедноты. Председателем его избрали Казанцеву Ксению Калинтьевну. Комитет распределял среди селян хлеб и предметы первой необходимости, сельскохозяйственные орудия, оказывал содействие продовольственным органам в изъятии излишков хлеба у кулаков.

После избрания сельского Совета комбед был упразднен. Председателем избрали тогда приезжего человека — Комарова. Потом руководители Совета менялись примерно в такой последовательности: Кабанов И., Обухов В. А., Колесников Н., Козлов В., Кабанов Н. К., Казанцев И. Д., Анисимов И. В.

Рабочие Волжского пароходства

Большое политическое и культурное влияние на жителей Давыдовки оказали рабочие Волжского пароходства, которые с 1919 года по 1924 год работали на ремонте судов, поставленных на зимнюю стоянку в Красный Затон — залив Волги. Рабочих было около 400 человек, они жили в помещичьем доме и квартировали в крестьянских домах. Среди ремонтников было много коммунистов. Так что в селе политработа била ключом.

Комсомольская организация

К тому времени относится образование в Давыдовке партийной организации. После смерти Ленина в селе была создана комсомольская организация. В нее вошли Харламов Михаил, Осипов Дмитрий, Кузнецов Михаил, Заусалин Матвей, Харламова Дарья, Ивашкина Василиса. Используя опыт водников, комсомольцы проводили большую культурно-воспитательную работу: организовали библиотеку, открыли избу-читальню, принимали участие в ликвидации неграмотности, боролись с религией, организовывали кружки художественной самодеятельности. При Народном доме работал политпросветский кружок по изучению политграмоты и международного положения.

Был организован хор. Им руководил Цветков Евгений Викторович. Создали и драматический кружок. Его возглавил Кайков Михаил Севастьянович, человек широких знаний и большого мастерства. Семья Кайковых оставила заметный след в жизни села, в первую очередь утверждением здорового и культурного образа жизни. Михаил Севастьянович сам смастерил радиоприемник — первый в округе, и подарил его клубу. Сельские жители живо откликались на новые веяния. Пьянство в деревне было исключено.

Коллективизация

Как отмечает А. Г. Тарасов, коллективизация в Давыдовке началась в 1926 году. Тогда более десяти семей из числа беднейших и входивших ранее в политкружок, организовали на полях около реки Чагры артель «Рассвет». Собственно, это было товарищество по совместной обработке земли. Оно первым приобрело трактор. А первым трактористом на селе стал комсомолец Матвей Заусалин.

В 1928 году на месте Сергиевского имения была организована коммуна «Флора». Ее руководителем был Михаил Васильевич Абрамов. В том же году артель «Рассвет» переименовали в «Искру», доверив ее председательство Е. С. Калмыкову.

Как и повсеместно, коллективизация проводилась с элементами принуждения и насилия, бездумным раскулачиванием. Оно коверкало судьбы людей, надолго, а то и навсегда разлучало родственников и близких людей. Раскулачиванию подверглись в большинстве своем крепко стоявшие на своих ногах крестьянские семьи, отличавшиеся большими способностями и трудолюбием.

К весне 1930 года почти все крестьяне села были объединены в колхоз. Его возглавил двадцатипятитысячник — рабочий одного из московских заводов Попов Дмитрий Федорович. В дальнейшем на этот пост приходили другие лица.

Страшный голод

Дела в колхозе с самого начала шли со скрипом. С осени 1932 года на зиму 1933 года разразился страшный голод. Люди вынуждены были питаться всем, что попадало под руку. Лебеда, желуди, коренья были лакомством. Голод тех долгих месяцев был потяжелее голода 1921-1922 годов. Тот голод в немалой степени был следствием гражданской войны, а этот, голод конца 20-х начала 30-х годов был последствие того произвола, который творился в области сельского хозяйства.

В 1935 году коммуну соединили с колхозами, но положение в лучшую сторону не менялось. Все производимое государство забирало. Исключением явился 1937 год, по итогам которого некоторые колхозники были обеспечены хлебом и даже смогли приобрести велосипеды. Это в том единственном году колхозникам выдали по 1 килограмму хлеба на трудодень, а механизаторам — по 3 килограмма. До того, да и во многие последующие годы, колхозники больше работали «за палочки» за трудодни, которые не оплачивались или оплачивались мизерно.

Еще до советской власти в селе существовала рыболовецкая артель, начало которой положила еще работа по найму и бакенщика. Основу артели составляли семьи Шишкиных и Авериных. Признанным патриархом хозяйства был Петр Васильевич Шишкин. Артель после революции расширилась и окрепла. Помимо рыбной ловли ее члены занимались и земледелием. Артель имела хорошую, поддерживавшуюся в идеальном состоянии материальную базу: неводы, сети, мешкообразные сети, вентери, лодки, хозяйственные помещения для снастей и лошадей.

Рыбаки и до, и вовремя, и после войны жили лучше. Они считались государственными служащими. Они лучше оплачивались и регулярно получали муку, сахар, ткани.

Свою добытую продукцию рыбаки сдавали на Сызранский рыбзавод. С 1929 года рыболовецкая артель носила имя Буденного.

Семилетняя школа

Советская власть заботилась о народном образовании. В 1935 году в Давыдовке была открыта семилетняя школа. Ее разместили в зданиях помещичьего дома и в недостроенной еще при помещике фабрике. В школе учились дети не только из Давыдовки, но и из Софьино, Екатериновки, Фёдоровки, Толстовки, Орловки и Абашево.

По данным всесоюзной переписи населения, в 1939 году в Давыдовке проживало 1649 человек.

Годы Великой Отечественной войны

Казалось, жизнь налаживается, и особых бед не предвидится. Но пришла большая, страшная беда. Гитлеровская Германия напала на нашу страну. Эта война станет Великой Отечественной. На фронт из Давыдовки ушли 285 человек. Среди них — мужчины и женщины, молодые и старые, отцы и дети.

Смертью храбрых на полях сражений пали 112 человек. Из огня войны вышло 173 человека. О минувшей войне даёт представление составленная ветеранами войны и труда Книга памяти села…

Послевоенные годы

В 1945 году в Давыдовке был открыт Детский дом для детей-сирот, а в начале 1946 года — областной детский костнотуберкулезный санаторий, перепрофилированный позже в обычный легочный санаторий и, наконец, в специализированный Дом ребенка. Потом эти важные медицинские учреждения перестали здесь существовать.

Трудными, голодными были 1947 и 1950 годы. Не снижался налоговый пресс. Паспорта выдали колхозникам только после смерти Сталина.

Запомнился только 1956 год с его невиданным урожаем зерновых. Натуральная оплата колхозников возросла тогда в два раза, а денежные доходы увеличились в шесть раз! Потом — прежние «галочки», те же полупустые трудодни, понуждавшие селян воровать. Крестьянин беднел, а ему урезали приусадебные участки, его лишали кормилец — коров.

Реорганизации хозяйств

Последовали, ко всему прочему, чиновничьи реорганизации, укрупнения хозяйств. Давыдовская «Искра» была объединена с Екатериновским колхозом. Председатель «Искры» Баштанник, человек честный, скромный, принципиальный оказался за бортом. Колхозное начальство обосновалось в Екатериновке. Туда же переместилась и материальная база. В Давыдовке разбирали кирпичные помещения — барский дом, школу, кузницу — и под предлогом нужды Екатериновки в кирпиче увозили его туда. Даже мельничное оборудование увезли к соседям!

В 1977 году — очередное новшество. На основе трех сел (Екатериновка, Давыдовка, Софьино) и двух колхозов образовали совхоз «Екатериновский» и, таким образом, лишили самостоятельной хозяйственной деятельности и Давыдовки и её соседних сел.

Осложнилось положение и в рыболовецкой артели. Ее сделали несамостоятельной, бесправной единицей Сызранского рыбного завода. Рыбаки Давыдовки протестовали против обюрокрачивания рыбного промысла, но к их голосу никто не прислушался.

Отток населения

Снижался интеллектуальный потенциал села. В 1968 году было построено новое великолепное двухэтажное здание десятилетки на 320 мест. Но это уже было время оттока населения из Давыдовки. В 1951­-1952 учебном году в восьмилетней школе села обучались 253 ученика, а в 1995 году в школу пришли всего 17 учеников.

В своих раздумьях о прошлом, настоящем и будущем А. Г. Тарасов называет две причины, приведшее к упадку родное село: бездумная, бездуховная политика и перекрытие Волги в связи со строительством Саратовской гидроэлектростанции.

Хорошо ещё, что Давыдовка не была снесена и затоплена, хотя ее частично и подмыло. Но все шестикилометровое пространство, отделявшее её от Волги (ее ширина составляла примерно 800 метров), оказалось под водой. Так, в конце 60-х годов, не стало реки с её прекрасными заливами, песчаными косами и совершенно чистыми пляжами, с Волушкой, её притоком, с её родниками, озерами, займищами, лугами, вековыми лесами с их животным миром, изобилием дичи, ягод, грибов, богатейшими рыбными запасами.

Сельское поселение Давыдовка

Содержание

Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Запинить